Translate

Feb 24, 2015

Охрид. Первые минуты дома.

...продолжая нашу историю.

В ожидании ответа мы томились у входа, задирая головы кверху и гадая, где же тут может поместиться необыкновенное пространство для нашего ночлега. Тот или не тот дом, та или не та улица. Уставившись в деревянную дверь, словно доспехи рыцаря утыканную большими металлическими заклепками и старой увесистой рукоятью, мы разглядывали каждую мелочь, которая могла бы указать нам на то, что мы в нужном месте. Привлек нас небольшой клочек бумаги черно-белой расцветки с портретом пожилого мужчины, надписями на македонском и изображением креста. «Кажется недавно тут кто-то умер» — подумали мы. И, когда время ожидания перевалило за казавшиеся нам нормы приличия, и мы было засомневались, остался ли еще хоть кто живой за этой дверью, изнутри послышались шаги, а пожилой женский голос возвестил о своем приближении.

Распахнув дверь, старушка тут же жестами стала зазывать нас в темноту дома, приговаривая: «Ага-ага». Ее мягкая улыбка успокаивала и приободряла одновременно. Ни она, ни мы даже не пытались уповать на силу слов и полностью доверились языку жестов, изредка приукрашая его вставками международного языка улыбок и пары тройки добрых звуков. Следуя за пожилой женщиной по крутой лестнице мы добрались до площадки верхнего этажа, где жестом домосмотрительницы, а не хозяйки, старушка предложила нам самостоятельно сделать выбор из двух дверей чердачных комнат.

Не скрывая своего удовольствия, но сдерживая себя во внимательности, мы увидели, что в обеих комнатах было все, что нам могло бы пригодиться — кровать, душ, место, где разогреть воды, небольшой обеденный стол и, главное, окно с завораживающим душу видом.